Сад в стиле Ар-Нуво

Ар-нуво — (от франц. «art nouveau -«новое искусство») – стилистическое модернистское направление, получившее наибольшую популярность в конце XIX – начале XX века (особенно в архитектуре). Наперекор устоявшимся канонам классицизма, строгой античной планировке, с ее симметричной упорядоченностью, традиционностью, прямыми линиями и осевой композицией, стиль Ар-нуво призывает к естественности, гармонии природы и человека, призывает к использованию новых технологий. При этом, основываясь на том, что лучший изобретатель – это сама природа, а задача человека, почерпнуть у нее основы форм, конструкций, живописности композиций и воплотить в своем искусстве. Ландшафтный дизайн Ар-нуво — это создание архитектурно-ландшафтных ансамблей, которые настолько органически вписываются в окружающий пейзаж, что кажутся делом рук природы, а не человека. При этом, в композициях могут гармонично сочетаться самые различные материалы: металл и камень, дерево и стекло, мозаика и роспись, витраж и зеркала. В планировке – это, прежде всего, замысловатые волнистые, почти орнаментальные линии, контуры приобретают выразительное самостоятельное значение. Одна из главных отличительных черт этого стилистического направления модерна – высокая декоративность, уподобление рукотворной формы природной и наоборот. Художественные мотивы – воплощение флоры и фауны, в органическом слиянии конструктивных и декоративных элементов. Колоннады выполняются в виде стволов деревьев, стеклянная керамическая мозаика символизирует водяные брызги, бетон повторяет структуру древесной коры или чешуи фантастического зверя, беседка может иметь форму пещеры, грота или огромного гриба, лавка в виде спящей химеры или ствола гигантской лианы, скульптура приобретает очертания животных или растений. Ярким примером Ар-нуво в ландшафтном дизайне является парк Гуэль – шедевр, спроектированный архитектором Антонио Гауди. При жизни никто не понимал ни его волнистых домов, ни скульптур, усыпанных битым стеклом и фарфором. «В природе не существует прямых линий, она не бывает одноцветной», — любил повторять Гауди. Поэтому у него все такое радужное и буйное. Многие сравнивают Парк Гуэля со «Страной чудес», о которой рассказывал Льюис Кэрролл. Узкие извилистые тропинки и широкие дороги на склоне горы, откуда открывается почти вся Барселона, сходятся и вновь разбегаются, вьются серпантином между кустов дрока и агавы, мимо сосен с изломанными стволами и стройных пальм. Главный вход представляет собой красивые ворота из кованого железа с растительным мотивом, рядом с которыми по обе стороны высятся прелестные павильоны, верхушку одного венчает крест, а второго — поганка. От главного входа начинается двойная лестница, декорированная скульптурами животных с мозаичной облицовкой. Среди множества зверей — скульптура дракончика, как символ того, что чудо всегда находится где-то рядом, его нужно просто разглядеть. Лестница ведет в зал под общим названием «Комната Ста Колонн», на самом деле их только 86. Этот фантастический зал держится на изогнутых текстурных колоннах. Они поддерживают свод, который создает иллюзию постоянного движения, благодаря волнистой форме и материалам декора: осколки бутылочного стекла, тарелок, керамических изделий, медальонами, выполненными в черепковой технике. Преобладающий глубокий голубой оттенок — осколки бутылок из-под розовой воды, цвет которых особенно нравился Гауди. По периметру зал обрамлен огромной скамьей-парапетом, изогнутой формы, которая считается символом всеобъемлющего искусства Гауди. Для выбора наиболее удобной, анатомически верной формы сидения и спинки скамьи, архитектор просил своего рабочего садиться обнаженным на гипсовую отливку и по полученному оттиску строил все сидение. Для передвижения пешеходов Гауди спроектировал оригинальную дорожку под каменными сводами, напоминающими окружающую природу. В чудо-парке камень оживает, а цветы, деревья, животные, напротив, застывают в причудливо сказочном образе. Все это стало почти идеальным воплощением мечты мастера о том, что «творения человека не должны бросать вызов природе, но гармонировать с ней и, если возможно, даже сливаться в единый ансамбль».